Экология / Новости

RSS-лента | Поиск | О проекте | Обратная связь
Экология, всё об экологии
— Вернуться в новостную ленту

В Архангельской области создан заказник Двинско-Пинежский площадью 300 тысяч гектаров

1 октября 2019 года | Россия, Архангельская область

Рубрика: Земля и почва

1 октября 2019 года на заседании Правительства Архангельской области принято решение о создании Двинско-Пинежского государственного природного комплексного (ландшафтного) заказника регионального значения площадью 300 420 гектаров.

Это результат многолетней работы многих научных и природоохранных организаций: впервые идея создания заказника на этой территории была выдвинута архангельскими учёными в середине 90-х годов прошлого века, в 1999 году Гринпис подготовил первую карту границ малонарушенной лесной территории и провёл первые полевые обследования, с 2002 года Гринпис и WWF работали по этой территории совместно. Именно в Двинско-Пинежском междуречье была впервые опробована методика выявления малонарушенных лесных территорий — крупнейших массивов дикой лесной природы, теперь широко используемая по всему миру.

Предыдущей редакцией Лесного плана Архангельской области предусматривалось создание заказника на площади 489 тысяч гектаров, но из-за катастрофической истощённости лесных ресурсов региона — их не хватает для выживания даже существующих лесных предприятий — эту площадь пришлось уменьшить. В созданный заказник вошли не все самые ценные участки диких лесов Двинско-Пинежского междуречья, но большинство сохранившихся до наших дней все-таки вошло. Хорошо, что у всех участников истории с созданием заказника и с лесопользованием в центральной части Двинско-Пинежского междуречья хватило мудрости и терпения, чтобы договориться о границах заказника и принять решение, соответствующее этим договорённостям.

Заказник создан для сохранения крупнейшего в равнинной средней (и частично северной) тайге Европы массива диких лесов, не фрагментированного объектами инфраструктуры и в минимальной степени затронутого современной хозяйственной деятельностью. Кроме того, заказник будет сохранять места обитания редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений, животных и иных организмов (на сегодняшний день на территории заказника отмечено больше шестидесяти видов, занесённых в красные книги Российской Федерации и Архангельской области, и это явно далеко не полное их количество), а также среду их обитания. Основную часть территории заказника занимают старовозрастные, то есть развивающиеся без катастрофических внешних воздействий в течение времени жизни более чем одного поколения деревьев, ельники; относительно небольшую площадь занимают берёзовые, сосновые и лиственничные леса. Около четырёх процентов территории заказника приходится на разные типы нелесных экосистем, главным образом болота.

Двинско-Пинежский заказник — четвёртая по величине региональная особо охраняемая природная территория в европейской части России (после Приморского заказника в Архангельской области, Понойского заказника в Мурманской области и Илычского заказника в Республике Коми).

Основную часть заказника занимают коренные средне- и северотаежные ельники.

Двинско-Пинежский заказник — это не только лес, но и чистейшие ручьи и реки, на которые приходится примерно одна десятая часть всех нерестилищ сёмги в регионе. Автор фотографий — Татьяна Хакимулина

В диком лесу Двинско-Пинежского междуречья многие поколения деревьев естественным образом постепенно сменяют друг друга — старые деревья, достигая предельного возраста, выпадают, освобождая место в пологе древостоя для более молодых; а их древесина на многие десятки лет становится субстратом для жизни множества видов других живых организмов, а затем — источником мёртвого органического вещества почвы.

В конце нулевых леса Двинско-Пинежского междуречья пережили вспышку численности короеда-типографа и волну усыхания старых деревьев ели, в основном вблизи свежих вырубок и лесовозных дорог того времени, но отчасти и в глубине массива. Это ускорило естественный оборот поколений деревьев, привело к появлению отдельных окон и участков распада старых ельников, но сейчас ситуация полностью стабилизировалась, лес естественным образом восстанавливает свою нормальную возрастную и пространственную структуру.

Мозаика ограничена реками Северная Двина и Пинега, железной дорогой Архангельск-Карпогоры и автомобильной дорогой Двинской-Белореченский. Желтой линией обозначены границы малонарушенной лесной территории в 2000 году, белым пунктиром — границы созданного Двинско-Пинежского заказника. Для просмотра мозаики с хорошим пространственным разрешением (размер файла 15 Мб) нажмите на картинку мышью:

Границы и режим созданного заказника соответствуют решениям и соглашениям, которые были достигнуты на встрече Минприроды Архангельской области, арендаторы, WWF и Гринпис 19 апреля 2018 года, за одним серьёзным исключением. Исключение состоит в том, что, согласно положению о заказнике, в нем разрешаются рубки лесных насаждений для проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Насколько известно, этот пункт появился на этапе согласования материалов по заказнику с Минприроды России — вероятнее всего, по его, Минприроды, инициативе. И это создаёт основу для очень серьёзных проблем в будущем.

Санитарные рубки в настоящее время представляют собой самый криминализированный вид лесопользования, и фактически в подавляющем большинстве случаев используются не для борьбы с вредителями и болезнями леса, а лишь как инструмент для обхождения запретов и ограничений на коммерческое лесопользование, в том числе в защитных лесах и на особо охраняемых природных территориях. С точки зрения многих российских лесных чиновников, дикий лес по умолчанию является больным и требующим проведения санрубок: во-первых, в нем много хозяйственно ценной древесины, на которой можно заработать, во-вторых, в нем всегда есть значительный текущий отпад и много мёртвой древесины (это неизбежное свойство естественной динамики диких лесов), и в-третьих, в них всегда можно найти виды живых организмов, которые при интенсивном лесовыращивании считаются вредителями или болезнями (а в диком лесу это просто элементы естественных экосистем). Понимания, как жиёет дикий лес, у «санитаров леса» часто нет, или оно быстро исчезает при высоком спросе на хвойную древесину. Прецеденты крупномасштабных псевдо-санитарных рубок были и в Архангельской области, и даже непосредственно в Двинско-Пинежском междуречье в ближайших окрестностях созданного заказника — так что это угроза вполне реальная и очень существенная.

С учётом этого, природоохранным организациям теперь придётся очень тщательно следить за санрубками, проводимыми и планируемыми в Двинско-Пинежском междуречье — чтобы своевременно обнаруживать и пресекать попытки заготовки древесины в заказнике под видом борьбы с вредителями и болезнями леса. Ну и само появление этого пункта говорит о том, что тема санрубок на общероссийском уровне требует ещё более пристального внимания со стороны природоохранных организаций.

Фрагмент акта ЛПО от 12 сентября 2016 года на выдел 8 квартала 42 Нижне-Двинского участкового лесничества (в границах междуречья, недалеко от созданного заказника). «Причины повреждения — колебания уровня грунтовых вод, перестойное насаждение». Уровень грунтовых вод всегда колеблется, а дикие леса практически всегда по хозяйственным меркам являются перестойными — то есть при таком подходе к назначению санрубок срубить можно будет все леса созданного заказника. Эту угрозу необходимо иметь в виду, и противодействовать ей как на местном уровне (контролируя назначение санрубок), так и на федеральном (уничтожая в целом криминальную систему псевдо-санитарных рубок).

Созданный Двинско-Пинежский заказник занимает 1,06% от общей площади земель лесного фонда Архангельской области, и на его долю приходится 1,31% от общей площади покрытых лесом земель лесного фонда региона. И это далеко не лучшие лесные земли ни с точки зрения продуктивности (прироста лесов), ни с точки зрения накопленных запасов древесины, ни с точки зрения транспортной доступности. Вот, например, данные о приросте и о запасах древесины в Архангельской области и в границах созданного заказника:

Расстояния вывозки древесины от мест её заготовки у границ заказника по лесным дорогам к Двине, Пинеге или железной дороге Архангельск-Карпогоры составляют сейчас 70-100 километров, а местами уже и больше, да и расстояния дальнейшей перевозки этой древесины автотранспортом до основных перерабатывающих предприятий составляют три-четыре сотни километров. Кроме автотранспорта, для доставки древесины используются сплав (от основных плотбищ на Двине до Архангельска — около 350 километров) и железная дорога. В общем, с точки зрения транспортной доступности условия лесопользования в центральной части междуречья — чрезвычайно сложные, благодаря чему леса и сохранились до наших дней в диком состоянии.

Однако, несмотря на удалённость территории от основных лесоперерабатывающих предприятий, низкую транспортную доступность центральной части междуречья, невысокие даже по северным меркам приросты и запасы древесины, и на не очень большую в масштабах Архангельской области площадь заказник вызвал ожесточённые споры между природоохранными организациями и лесозаготовителями, продолжавшиеся больше двадцати лет. Переговоры о создании заказника были очень сложными и болезненными для всех участвующих сторон, даже после включения заказника в Лесной план Архангельской области и Схему территориального планирования. За двадцать один год не раз возникали ситуации, угрожавшие или остановкой процесса создания заказника, или остановкой лесной сертификации в этом регионе, или разрывом деловых связей между поставщиками и потребителями лесной продукции, и многими тому подобными кризисными событиями. Можно без преувеличения сказать, что история создания заказника в Двинско-Пинежском междуречье оказалась одной из самых сложных среди всех историй создания российских ООПТ за последнюю четверть века. Почему же так получилось?

Объясняется все очень просто: несмотря на кажущееся лесное изобилие и на кажущееся недоиспользование лесов Архангельской области (расчётная лесосека — разрешённый годовой объем заготовки древесины — используется в регионе примерно на 50%), на самом деле архангельские леса катастрофически истощены десятилетиями неправильного хозяйства, и запасы наиболее ценной древесины в них — хвойного пиловочника — близки к исчерпанию. Регион принимает новые приоритетные инвестпроекты, стремится создавать новые перерабатывающие предприятия — в то время как оставшихся ресурсов хвойных лесов не хватает на то, чтобы обеспечить сырьём даже имеющиеся.

В результате предприятиям для того, чтобы выжить, приходится выискивать и осваивать последние более или менее компактные (оправдывающие затраты на строительство дорог и вывозку) сохранившиеся массивы хвойных и смешанных лесов — а это чаще всего и есть либо чудом уцелевшие из-за удалённости и труднодоступности остатки дикой природы, либо леса вокруг поселений и на других социально важных участках, раньше имевшие тот или иной охранный статус. Такая система не может не создавать острых конфликтов — или с природоохранными организациями из-за уничтожения уникальных природных объектов, или с местным населением из-за уничтожения лесов вокруг деревень и посёлков. Нормального лесного хозяйства, позволяющего эффективно выращивать древесину на староосвоенных лесных землях и использовать леса приемлемыми для большей части населения способами, в Архангельской области пока практически нет — его ещё только предстоит создавать и развивать.

Земля и почва — последние новости

Огромная воронка поглощает дома во Флориде

8 февраля | Соединенные Штаты Америки (США)

Песчаные дюны оказались способны взаимодействовать

4 февраля | Великобритания (Соединенное Королевство)


Архангельская область — эко-новости региона